Потрясающий актёр! Старость сделала его ещё краше, только взгляните

2501

В конце 60-х начале 70-х годов прошлого века на мировые экраны вышел пятисерийный сериал французского режиссера Бернара Бордери о похождениях красавицы Анжелики, которую сыграла звезда Мишель Мерсье, а ее партнером стал Робер Оссейн, который блистательно воплотил героя картины графа Жофрей де Пейрака.

После премьеры «Анжелика — маркиза ангелов» доселе малоизвестный актер, стал суперзвездой. Оссейн стал сниматься у лучших режиссеров, а потом и сам начал делать постановки.

К сожалению, до сих пор в мире мало кто знает, что Робер по отцу является азербайджанцем. Сегодня Робер Оссейн знаменит, богат и счастлив. Он женат в четвертый раз, у него четыре взрослых сына.

Его называют «народным режиссером республики», потому что любит устраивать грандиозные спектакли на площадях и стадионах. Постановки «Преступления и наказания», «Дамы с камелиями», «Дантона и Робеспьера», «Собора Парижской Богоматери» проходили с аншлагами.

Одной из самых звездный ролей актера в кино — образ графа Жофрея де Пейрака в фильмах о приключениях Анжелики, снятых по роману Анн и Серж Голон.

Его невозможно не любить. Любой фильм с его участие становился любимым шедевром, который можно пересматривать снова и снова. Он так сжывался с ролью, что оторваться от экрана невозможно.Изумительный артист! Я и сейчас часто пересматриваю фильмы с ним. Особенно люблю Анжелику.

И правда, он-безнадежный романтик… Фильм имел огромный успех. И вместо одной картины получилось целых пять! И началось безумие! В Париже после премьеры женщины усыпали розами весь кино­театр, итальянки кидались ко мне на улице, пытаясь поцеловать ботинки, более зрелые дамы рыдали у меня на груди…

Робер Оссейн (Robert Hossein) родился 30 декабря 1927 года в Париже в музыкальной семье.

Отец Робера Оссейна – азербайджанец Андре Оссейн (Аминулла Гусейнов) — скрипач и композитор родился в Самарканде. Сам же легендарный артист появился на свет в столице Франции.

Перед Первой мировой войной Аминулла Гусейнов некоторое время жил в Москве, затем уехал в Германию, где учился в Штутгартской и Берлинской консерваториях.

В Германии он встретил пианистку и комедийную театральную актрису Анну Миневскую, еврейского происхождения и родом из Киева, чья семья покинула Советский Союз после Октябрьской революции 1917 года. Вместе супруги поселились в Париже, где Аминулла Гусейнов поменял имя и фамилию на Андре Оссейн (Andrе Hossein). » Отец матери, мой дедушка, был банкиром и переехал с семьей в Санкт-Петербург. Они жили достаточно богато, имели доходный дом, мама училась в Смольном институте.

А мой отец Аминулла Гусейнов, когда приехал в Москву учиться в консерватории, то принял православие и стал Андреем. Папа был талантливым музыкантом. За его успехи российское правительство отправило его на стажировку в Берлинскую консерваторию, где его и застала Первая мировая война. Именно в Берлине, в эмиграции, мама и папа познакомились. Мама была удивительно хороша, а папа — невероятно обаятелен. Они сразу полюбили друг друга и через несколько месяцев после знакомства переехали во Францию.

Однако не все складывалось гладко в их судьбе. Папа зарабатывал совсем немного, несмотря на то, что все время писал музыку. Но мама свято верила в его гениальность! Одно время ему даже пришлось играть по ресторанам. Помню, он рассказывал о своем первом заработке — шоколадной скрипке, подаренной одним из клиентов заведения. Папа пришел домой и с грустью сказал маме: «Вот, впервые моя музыка кормит своего создателя…»

Кстати, папа, проживший большую часть своей жизни во Франции, так и не научился без акцента говорить на французском языке», — вспоминает Робер Оссейн. Семья жила в тяжелейших условиях. Однако, благодаря матери Робер с детства хорошо говорил по-русски. » Моя мама Анна Миневская стала актрисой в эмигрантских театрах. Можно сказать, я вырос в театре. А родился в… гостинице. Да, да! В обыкновенном парижском отеле. У родителей не было денег на мое содержание, поэтому с малых лет я скитался по пансионам. Помню, я поменял их, наверное, штук десять.

Родители каждый раз выжидали время, когда надо было платить за мое образование, и тут же переводили меня в другой пансион. Первые годы жизни я не знал ни слова по-французски. До сих пор помню молитву, которую мама научила шептать меня на ночь.

Я становился на колени и произносил: «Отче наш…» Господи, я не забуду этого никогда… А позже она стала учить меня стихам. Спасибо моей маме, она старалась даже в совершенно скромных условиях создавать уют и ощущение комфорта… Пятнадцать лет мы жили на чердаке четырехэтажного дома в совершенно бедном районе Парижа..

Никаких удобств в комнате, где стояли две кровати и шкаф. Туалет — на втором этаже. Там же была уборная, где можно было помыться. На кухне мама сама готовила. Я до сих пор помню удивительный запах ее пожарских котлет и борща. Мы были страшно бедны. Я не знал, что такое подарки и игрушки. Когда в пансион другим детям родители приносили гостинцы, мне казалось, это потому, что они больны. А я — здоровый, крепкий, мне ничего не нужно. И никакой зависти или огорчения по поводу моего бедного существования у меня не возникало…

Так вот, когда я сказал родителям, что собираюсь стать актером, они были счастливы — в доме еще кто-то станет зарабатывать».

С 15 лет Робер занимался в студии при театре «Старая голубятня», потом закончил курсы Рене Симона, выступал на сцене «театра ужасов» — «Гран-Гиньоль». Ставил спектакли. Начало карьеры и женитьба на Марине Влади В кино дебютирует в 27-летнем возрасте, в 1954 году в фильме Р. Каденака «Набережная блондинок», а в 1955 году снимает свой первый фильм «Негодяи отправляются в ад» , предложив в ней роль Марине Влади, на которой в том же году женился. Марина Влади будет участвовать и в ряде последующих его картин: «Простите наши прегрешения» (1956), «Ты — Яд» (Toi Le Venin, 1958), «Ночи шпионов» (1959).

Марина Влади — дочь балерины Милицы Евгеньевны Энвальд и певца Владимира Полякова. Близость к семье Поляковых определила интерес к России и участие в 1956 в картине «Преступление и наказание» Жоржа Лампена, где он играл «французского Родиона Раскольникова» — Рене Брюнеля, а Влади — «французскую Соню Мармеладову» — Лили Марселен. Вместе они прожили с 1955 по1959 год, родились двое сыновей — Игорь (живёт на Гаити и выращивает жемчуг) и Пётр (гитарист и балалаечник, живёт на юге Франции).

«Я впервые увидел ее, когда ей было всего пятнадцать лет. Я был на десять лет старше. Марина тогда училась в балетной школе и была само очарование! Хрупкая, голубоглазая, веселая… Помню, я краснел, как мальчишка, при каждом ее появлении. Марина была дьявольски красива: блондинка, голубоглазая… И весьма острая на язычок. Вся моя комната была заклеена ее фотографиями. Я готов был на что угодно, лишь бы обратить на себя ее внимание. И тут мне как раз подвернулся прекрасный повод. Я начинал съемки своего первого фильма «Негодяи отправляются в ад» и предложил Марине главную роль.

Конечно, она согласилась! Мы встретились на съемочной площадке, и началась наша любовь… Но жизнь наша не стала счастливой. Мы с Мариной расстались. Это было очень тяжелое, трудное и долгое расставание для нас двоих. Нельзя строить отношения, когда лишь один человек готов на все ради другого, а второй… Я искренне и беззаветно любил Марину. А что испытывала ко мне она, так и осталось для меня загадкой… Когда наши сыновья бывают в Париже, мы непременно все вместе встречаемся. У Марины тоже судьба сложилась непросто. После меня у нее был долгий роман с Владимиром Высоцким. Затем с профессором-онкологом Леоном Шварценбергом.

Знаете, женщин, которые были близки вам по жизни, надо ценить и уважать несмотря ни на что», — рассказывает Робер Оссейн.

Источник

ВКонтакте


Загрузка...