Домой Приколы «Рожден, чтобы жить!» Заметки Игоря Овчинина

«Рожден, чтобы жить!» Заметки Игоря Овчинина

0

Вот я и начинаю свои хроники. Я так долго (4 года) вынашивал эту идею повествования своей жизни… И все же решился написать. Рабочее название – «Хроники моей жизни». А в итоге думаю так – «Рождён, чтобы жить!»

Повествование моё посвящается моей Семье. Семья – это мои дедушки и бабушки, мои родители, сёстры, дети и внуки. Также в это повествование входят все, кто так или иначе были и есть в моей жизни: мои родные, врачи, друзья и знакомые, которые не раз спасали меня от смерти. Всё как то откладывал, не решался…

***
Итак… МОЕЙ СЕМЬЕ ПОСВЯЩАЕТСЯ!

Буду описывать события хронологически, которые помню. И всех людей, связанных с этими событиями в течение всей моей жизни. Всё, что помню.

Помню себя с 3-х летнего возраста, частично и фрагментами. А с пяти лет стал помнить всё больше и чётче.

По рассказу моей мамы – Лидии Антоновны, родился я в осенний воскресный день – в 7 часов утра… Стояла поздняя осень 1960 года. Недавно вся страна отпраздновала 43-ю годовщину Великой Октябрьской Революции. 7 ноября весь народ был в приподнятом праздничном настроении, люди ходили на демонстрацию и митинги, посвященные этому празднику.

В то время все верили в прекрасное будущее, и были уверены во всём. У всех была хорошая и интересная работа, и по мере — достойная зарплата. Люди верили в силу и справедливость Страны Советов! В СССР настало время Развитого Социализма!

А в семье Овчининых ждали второго ребёнка. Отшумели ноябрьские праздники. Давно отпала листва с деревьев. Закончился последний листопад. Земля готовилась к зиме. Блестели замёрзшие лужи, словно зеркала, отражая осенние лучики Солнца. Уже выпадал снег, но тут же погодя и таял. Словно земля сопротивлялась природе, не хотела вступать в зиму.

В воскресенье, 13 ноября с раннего утра пошёл снег, был небольшой ветерок. Появился я на свет в 7 часов утра. В семье Овчининых уже был ребёнок – девочка (моя старшая сестра). А тут – мальчик! Все радовались, а особенно мой отец. Как же! Мальчик – это наследник фамилии, продолжатель рода!

Отец мой работал токарем на Машиностроительном заводе. Был передовиком производства. Это уже потом (в 1966 году) он закончит исторический факультет Киргизского Государственного Университета и будет преподавать историю и обществоведение в школе, а позже в Гор.ПТУ.

Мама работала в местной поселковой Амбулатории, мед.работником. Училась на медицинского статиста. Это потом уже (в 70-х годах 20-го столетия) она будет работать в Министерстве Здравоохранения Кирг.ССР.

Радовались и бабушка Флорентина с дедушкой Антоном, а дедушка меня с рук не спускал… Бабушка работала на Кагатном поле Сахарного завода, а дедушка в Электроцехе этого же завода. Посёлок наш был небольшой, хотя в нём располагались два завода: Сахарный и Машиностроительный (был эвакуированный из под г.Курска во время ВОВ). И большая часть населения работала на этих заводах. Люди знали друг друга не только в лицо — дружили семьями.

Буду описывать все события, которые помню. А также из воспоминаний моих родителей и близких, знакомых. Отдельными главами, посвящёнными всем моим родным, друзьям по школе, соседям по улице.

Начну с моих: дедушки и бабулечки по материнской линии.

Моя семья по линии мамы – Лидии Антоновны. Мама уроженка г. Константиновка, Сталинской области. Украина. Родилась 6 января 1929 года. В семье главного инженера Стекольного завода г. Константиновка. Моя бабулечка – Флорентина Фердинандовна тоже работала на стекольном заводе – разнорабочей.

Мама была вторым ребёнком в семье. Первым был её брат  Валентин. Моего дедушку – Антона Карловича Янке в 1939 году арестовали как врага народа (лицо немецкой национальности). По решению Троичного суда был осуждён по 58 ст. и сослан без права переписки в далёкую Сибирь на добычу руды и т.п.

Старшего брата мамы – Валентина, в скорости тоже арестовали и он пропал без вести, в этой страшной мясорубке геноцида Страны Советов.

Когда началась Великая Отечественная Война, мою бабушку и маму, как семью врагов народа, сотрудники НКВД отправили в Трудовую Армию. В июле 1941 года им было выдано предписание. В 24 часа нужно было освободить 2‑комнатную квартиру и явиться с вещами (25 кг. на двоих) на ж/д вокзал. Для отбытия на одну из народных Строек Страны.

Бабушка схитрила и приписала моей маме 3 года. Маме было тогда всего 12 лет. + 3 года, равно 15 лет. Это для того, чтобы их не разлучили и выслали вместе. Бабушка взяла с собой швейную машинку (КОРМИЛИЦУ, как тогда говорили), немного одежды и провизии. Посадили их в «теплушку» — товарный вагон, со многими такими же женщинами и подростками, и отправили на стройки разных объектов Народного хозяйства страны.

А квартиру у них конфисковали по директиве НКВД. Знаю одно, что в последние годы Трудовой Армии они трудились на изыскательных работах. Искали нефть и газ в территории Татарской АССР. Работали на бурильной установке. Бабушка была разнорабочей, а мама уже к этому времени была рабочей лаборатории, она занималась анализом и описью шурфов. Вот почему у неё выработался такой красивый, каллиграфический почерк, которым мы дети очень годились! И старались добиться в своем почерке, когда в школе учились письму, таких же результатов.

В семье бабушки Флорентины Фердинандовны Фиц (1902 года рождения) – это её девичья фамилия, были ещё три сестры. Бабуля была старшая. Её сестёр с их семьями также отправили в Трудовую армию. И на многие годы они все были разлучены (но это отдельная история).

Одно могу сказать: моему дедушке Антону Карловичу, 1896 года рождения ПОВЕЗЛО! Он выжил в этой мясорубке. И в 1956 году разыскал мою бабушку и маму  свою семью. Ему было неимоверно трудно искать свою семью. Вот он после своего освобождения упорно искал по всем возможным инстанциям розыска родных, также делал запросы в архив НКВД, и нашёл супругу и дочь.

* * *
Немного отступления

* * *

К тому времени мама и бабушка уже жили в Киргизии. Мама вышла замуж за моего папу. Это произошло в 1954 году в с. Соколки Мамадышского района Татарской АССР. И у них уже родилась дочь – моя старшая сестра Оля, 1955 года рождения. В этот 1955 год, летом, мои родные и получили реабилитацию, то есть бабушку и маму, и многих других таких людей освободили от Трудовой армии. И под подписку выслали с семьями из РСФСР в республики Средней Азии.

Мой отец поехал вместе с семьей. Назначение получили в г. Алма–Ата Казахской ССР. Но по прибытию туда, на пересылочном пункте для них не оказалось места, ни жилья, ни работы. Было жуткое скопление таких же людей с семьями и без. Люди эшелонами прибывали и прибывали. И на всех не хватало рабочих мест. Вот папе и предложили как специалисту (токарю 7-го разряда) ехать со всей своей семьей в Кирг.ССР, это почти рядом, через Курдайский перевал. И Вы уже в Киргизии, на Машиностроительный завод, где по разнарядке НКВД нужны были такие специалисты.

А как добираться туда? Своим ходом и своими расходами. Кто-то из рядом стоящих в очереди подсказал где можно найти попутчиков и нанять за определенную оплату телегу, 260 километров всего-то. А добирались четверо суток. Вот таким образом и поселилась моя семья в пос. Краснооктябрьский Когановического района Кирг.ССР.

Могу только представить  как они все были рады! Ведь семья воссоединилась после стольких лет разлуки. Пережитых трудных годов Лихолетия. Годов нищеты и голода. Перенесённых репрессий и годы выживания.

Они выжили! Достойно пережили трудные военные и не менее трудные послевоенные голодные годы. И заслужили в своей жизни ПРАЗДНИК встречи, объединения семьи. Это был праздник жизни, праздник Семьи! Ведь люди близкие  родные, помогающие друг другу жить и выживать, любящие, уважающие – это и есть СЕМЬЯ!

* * *
Семья

* * *

Так и в моей жизни – семья стала во главе угла, и до сих пор есть Основное, Важное по своей сути, Главное что есть в Жизни!

Родился я с врождённым наследственным заболеванием тяжёлой формы – гемофилией, заболевание связанно с плохой свёртываемостью крови. И со временем добавлялись разные сопутствующие заболевания всего организма. Это и изменения в костно-суставных и мышечных структурах организма, частые кровотечения любых органов, желудочно-кишечных, почечных и т.п. Вот такое коварное заболевание.

Рос я и развивался, физически немного отставая от своих сверстников. Проявляться болезнь стала с 10-ти месяцев. Когда я стал учиться ходить, т.е. при падениях от ушибов получались синяки и опухоли, гематомы, которые долго не проходили. Ходить и говорить научился почти в одно время.

В годовалом возрасте уже ходил уверенно и разговаривал вполне сносно, понятно. Ещё одна форма проявления заболевания – это зубы…

Когда стали меняться молочные зубы, я стал мучиться от кровотечений необычно долгих для ребенка моего возраста. Родители конечно обратили на это своё внимание, но даже медицинские консультации не дали результатов. Медики говорили маме: «Да, необычно…», но никто не знал, что это и с чем связано.

Советовали маме давать мне побольше витаминов, т. к. я был худеньким, малокровным. В те 60-е годы 20-го столетия медицине ещё мало что было известно о моей болезни. Все мои родные и близкие нашей семьи просто стали оберегать меня от ушибов и любых травм. Вот так я с раннего детства познакомился с такой не очень приятной вещью – ОГРАНИЧЕНИЕ!

Тяжёлым и особенно опасным для моей жизни стал 1963 год. Конечно и впоследствии были и есть до сих пор всякие опасные случаи течения болезни. Но этот был – Первым!

В три года я как-то бегал по дому, как и все дети в этом возрасте, играя, и споткнулся о дверной порог. Упал на живот. Это случилось ближе к вечеру. А ночью разболелся и вспух живот, открылось внутреннее кишечное кровотечение. Утром родители всякими правдами и неправдами, без направления от поселковой амбулатории отвезли меня без скорой помощи (на её использование никто не давал разрешение) в город Фрунзе, это от нашего поселка в 30-ти километрах, в институт Материнства и Детства Республиканской Клинической Больницы Кирг.ССР. Видно я так был плох, что там сразу без промедления положили меня с мамой в отделение «Гематология». И начался НОВЫЙ этап в моей жизни!

БОРЬБА ЗА ЖИЗНЬ!

После обследования у меня признали болезнь «Гемофилия – А», тяжёлое заболевание крови. Постоянные капельницы. Переливание крови. 6 месяцев длилось мое выздоровление. Боли и… (хотя мама и делала вид что все будет хорошо) — страх и переживания видел я в глазах её…

Она была со мной рядом в палате. А что говорить про всех остальных моих родных, ведь я только мог видеть и ощущать их заботу обо мне, и поэтому я захотел Жить! Бороться за жизнь! Чтобы им было Легче. И так каждый раз! Лечения длились месяцами, медленно. Но мы все (родные мои, и я, в том числе) каждый раз стойко переносили это испытание за мою выживаемость. А это два – три раза в год, а бывало и четыре, и на все предыдущие года моей жизни приходилось стационарно лечиться и выживать.

***
Эта глава о моих родных по отцовской линии

***

Отец мой был родом из Урала. Родился он в небольшом городке Ляля Свердловской области, в 1928 году 29-го сентября. Родители его работали разнорабочими на одном из металлургических заводов. В семье папа был вторым ребёнком, первым была его сестра Татьяна 1925 года рождения.

Мои дедушка Василий Егорович и бабушка Анна уехали в Татарскую АССР в 1929 году. Отцу был 1 год. В то время на реке Кама были организованны поселения и была хорошая работа, с неплохой зарплатой для того времени. Вот в таком поселении в селе Вединское, а потом переименованное в село Соколки и поселилась семья Овчининых с двумя детьми. Родители дедушки: Егор Яковлевич (1862 года рождения) и Екатерина Христофоровна (1868 года рождения) умерли в голодный 1922-й год, от голода, мой прадед – 6 мая, а прабабушка – 22 августа.

У дедушки Василия были три брата: Дмитрий, Сергей, Андрей и сестра. Как сложилась их жизнь я не знаю… По рассказам моего отца  Сергей умер в 1929 году. Он работал в магазине в селе Омара Мамадышского района Татарской АССР. Мой дедушка Василий Егорович на новом месте жительстве организовал что-то в виде артели (семейного подряда) швейную мастерскую по изготовлению верхней одежды  шуб и полушубков из овчины. Надомник. То есть работал на дому… В этом принимали участие и его братья.

Папа с детства научился работать с шилом. Так же шить обувь и ремонтировать её. А по окончании семи классов его отправили учиться на токаря в ФЗУ, в город Казань, как раз за год до начала Великой Отечественной Войны. В 1942-м году дедушка ушёл на фронт. И мой отец стал старшим из мальчиков (а на то время в семье уже было восемь детей), который помогал моей бабушке Анне кормить всю семью.

Осваивая токарное ремесло в ФЗУ, он ещё подрабатывал сапожником и всё заработанное и часть стипендии привозил из Казани домой в село на Каме, где его ждали родные. Отец не очень любил рассказывать про трудные военные годы. Особо хвалиться было нечем. Жили и выживали как все. Все люди того времени старались как могли: жить и работать на благо Победы! И мои родные были не исключением. А уже после Великой Победы мой отец пошел служить в армию Советского Союза. Служба его проходила в военно-воздушных войсках в городе Чита. Три года папа отдавал долг Родине. Он служил в обслуживании самолетов, токарем.

Один только эпизод папа рассказал мне. Как он встретился со своим отцом (моим дедом Василием) по окончании войны. Когда в 1945 году закончилась война, все люди приходили на ж/д вокзал встречать воинов победителей, возвращающихся домой. Отец тоже при случае всегда ходил на вокзал встречать эшелоны с возвращающимися домой солдатами. Но судьба распорядилась по другому, встретились они на городской улице города Казани.

Хоть папа и повзрослел за три года, мой дед его узнал сразу и окликнул. Как не узнать! Сын ведь! Вот где было радости и счастья! Встреча воина – отца и сына–юноши, рабочего, ведь в мастерских ФЗУ ребята тоже работали для фронта, они точили гильзы для снарядов. Это был Трудовой фронт!

Эта не забываемая встреча так отложилась в памяти всех, и изредка вспоминалась в семье, в память о тех трудных годах, тихо и без восклицаний.

Итак… Мой дед с медалями и мой отец, вместе поехали домой в село на берегу Камы. Можно только представить, как были все рады и счастливы! Сколько было переговорено и вспомнено! Слезы радости и горечь пережитого… Всё было в этой радостной встрече!

Но один эпизод помнят все, кто ещё жив из семьи Овчининых. Это про то, как моя бабушка Анна сказала моему деду (воину, герою), что, мол: «Если бы не Борис (мой папа), не все младшие дети смогли бы наверно выжить, не умереть от голода! А сказала она это, потому что дед поймал моего отца за раскуриванием папиросы. И хотел его наказать. Но бабушка Анна вступилась за моего папу и рассказала, как отец мой помогал ей кормить всю семью, пока мой дед Василий воевал на фронте.

Вот такая получилась история. И будет ей продолжение…

Будут и школьные годы мои. И друзья. И встречи и горечь расставания с друзьями, те кто ушел в мир иной. Будет и радость создания семьи моей. Как у всех. Как мечтал… И рождение детей. И горечь утраты супруги, мамы моих детей. И как дети выросли и живут самостоятельно.

Многое еще впереди. Хотя по сути — это всё уже прожитое. Но в память о тех кого нет уже рядом. И тем, кто живет сейчас рядом. Детям и внукам. О семье буду писать.

Источник